+7 (499) 110-92-57  Москва

+7 (812) 490-75-26  Санкт-Петербург

8 (800) 222-78-21  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Пресекательный срок исковой давности

Гражданско-правовые сроки находятся в тесном соотношении и взаимосвязи между собой, что для более глубокого анализа следует рассмотреть на ряде примеров.

Приобретательная давность имеет непосредственное отношение к институту добросовестного приобретения — как последнее средство, позволяющее закрепить право собственности на имущество за приобретателем.

Одной из актуальных проблем применения ст. 234 ГК РФ является суммирование срока приобретательной давности и срока исковой давности, в течение которого собственник вправе истребовать свое имущество.

Согласно ст. 234 п. 4 ГК РФ течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со ст. 301 и 305 настоящего Кодекса, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям. В соответствии с нормами ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (ст. 304 ГК РФ). Какой же срок следует применить в ст. 304 ГК РФ: неограниченный срок исковой давности (ст. 208 ГК РФ) или общий срок исковой давности в три года (ст. 196 ГК РФ)? Если по норме ст. 234 ГК РФ законодатель имел в виду неограниченный срок, то теряется смысл владения имуществом по давности, поскольку собственник практически может истребовать имущество через 20, 30 лет и более. По нашему мнению, данное положение (п. 4 ст. 234 ГК РФ) неприменимо к добросовестному приобретателю, поскольку речь идет фактически об ограниченной виндикации собственником своего имущества, а это возможно, если вещь выбыла из владения собственника или управомоченного им лица помимо их воли, т.е. законодатель, устанавливая норму п. 4 ст. 234 ГК РФ, не распространяет ее на владение недобросовестного приобретателя. Если непрерывное владение продолжается добросовестным приобретателем, то нет смысла устанавливать правила суммирования исковой давности к периоду непрерывного, открытого, добросовестного владения имуществом.

Следует отметить, что в этой части судебная практика неоднозначна, противоречива. Так, Высший Арбитражный Суд РФ в п. 5 информационного письма «Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснил следующее: райпотребсоюз обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора аренды нежилого помещения, заключенного Комитетом по управлению имуществом и обществом с ограниченной ответственностью, ссылаясь на приобретение права собственности райпотребсоюзом на встроенно-пристроенное помещение в силу приобретательной давности, поскольку добросовестно, открыто и непрерывно владел указанным помещением как своим собственным с 1975 г.

С 1 июля 1990 г. вступил в силу Закон СССР «О собственности в СССР», статьей 31 которого было установлено, что государство обеспечивает в законодательстве гражданам, организациям и другим собственникам равные условия защиты права собственности, в связи с чем утратили силу предусмотренные гражданским законодательством нормы о преимуществе в защите права государственной собственности.

С этого момента к требованиям государственных организаций о возврате государственного имущества исковая давность применяется на общих основаниях.

Поэтому течение срока приобретательной давности по данному делу могло начаться с момента, когда собственник помещения узнал или мог узнать о возникновении права на иск, но не ранее 1 июля 1991 г.

Арбитражным судом правомерно сделан вывод о том, что райпотребсоюз не приобрел право собственности на спорное имущество и в удовлетворении исковых требований отказано.

Представляется, что выводы письма Высшего Арбитражного Суда РФ являются не совсем бесспорными. Прежде всего, следует обратить внимание на то, что здание было передано райпотребсоюзу в 1975 г.

Согласно ст. 78 ГК РСФСР (действовал в период передачи здания Райпотребсоюзу) по искам государственных и кооперативных организаций (подчеркнем еще раз, что в силу законодательства того времени Райпотребсоюз являлся одной из разновидностей кооперативов) друг к другу был установлен общий срок исковой давности 1 год. Следовательно, срок исковой давности по данному спору истек в любом случае в 1976 г. и с 1 января 1977 г. начиналось течение срока приобретательной давности (который согласно п. 4 ст. 234 ГК РФ начинается по истечении срока исковой давности). Таким образом, 15-летний срок приобретательной давности окончился в 1992 г. с учетом того, что лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником является лицо (п. 3 ст. 234 ГК РФ).

Закон не интересует, как следует из текста ст. 234 ГК РФ, каким образом имущество оказалось у владельца. В законе по этому поводу какого-либо исключения нет. В.Н. Уруков предлагает сделать одно исключение. Если имущество поступило в его владение путем совершения им преступления, то такое имущество следует исключить, в противном случае нарушился бы публичный порядок. Например, лицо открыто, добросовестно и непрерывно владеет имуществом, но владельцем им стало путем совершения уголовно наказуемого деяния (хищения, мошенничества, злоупотребления доверием, присвоения и т.д.). Поэтому целесообразно внести дополнение в абз. 1 п. 1 ст. 234 ГК РФ после слов «приобретательная давность»: «за исключением имущества, перешедшего владельцу в результате совершения преступления». Данное дополнение, во-первых, в какой-то мере обезопасило бы преступные посягательства отдельных лиц на чужое имущество, во-вторых, такой владелец всегда должен знать, что имущество нажитое преступным путем, всегда может быть изъято, в-третьих, фактически не требуется применение такого вида уголовного наказания, как конфискация имущества.

Итак, кто же может выступать первоначально владельцем имущества? Как это имущество должно перейти ему? В законе нет ответов на эти вопросы. По нашему мнению, имущество может перейти владельцу в силу различных гражданско-правовых сделок, и не только. Имущество может перейти и в результате самовольной постройки. Безусловно, право собственности у владельца в силу приобретательной давности может возникнуть на бесхозяйные и другие вещи. Как разъяснено в п. 6 информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ «Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», право собственности в силу приобретательной давности может возникнуть не только на бесхозяйные вещи. Представляется, что добросовестный приобретатель (ст. 304 ГК РФ) владеет имуществом главным образом для приобретения права собственности на имущество в силу приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ).

Это важно знать:  Исковое заявление о признании права собственности на гараж: образец

Следующая проблема, которая вызывает трудности на практике, — это малоисследованная в науке проблема, вытекающая из факта ликвидации юридического лица в связи с несостоятельностью, ликвидацией по различным правовым основаниям. Например, ликвидируемое юридическое лицо (коммерческая организация) владело зданием на основании п. 1 ст. 234 ГК РФ в течение 14 лет. Право собственности на это здание за юридическим лицом не оформлено — 15-летний срок еще не наступил. Полагаем, что прежде всего следует определиться с этим зданием как объектом гражданских прав. Поскольку на здание не возникло право собственности юридического лица, то оно является необоротоспособным объектом гражданских прав. Но в силу п. 2 ст. 129 ГК РФ необоротоспособные объекты должны быть прямо указаны в законе. Но в законе в отношении судьбы имущества, владение которым осуществлялось для давности ликвидируемой организацией, ничего не оговорено. Поэтому, было бы целесообразно внести дополнение в ГК РФ. Вариантов разрешения этого вопроса несколько. В.Н. Уруков предлагает относительно простой вариант: «При ликвидации юридического лица, если собственник имущества отыщется, имущество, которым владеет по давности юридическое лицо, передается собственнику. Если собственник неизвестен, то имущество передается муниципальному образованию».

Достаточно известной является неопределенность положений ч. З ст. 250 ГК РФ (при продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя). Сомнение у судов вызывает определение момента, с которого следует исчислять начало течения трехмесячного срока и его природа.

С одной стороны, этот срок обладает признаками сокращенного срока исковой давности, началом которого согласно п. 1 ст. 200 ГК РФ считается день, когда лицо, чье право нарушено, узнало или должно было узнать о нарушении права. С другой стороны, суды при рассмотрении конкретных дел зачастую не исследуют материалы дела, ограничиваясь, «в целях процессуальной экономии», исчислением периода с даты предъявления иска и до даты купли-продажи доли в праве общей долевой собственности.

Если этот период по подсчетам судов составляет более трех месяцев, то истцу отказывают в иске со ссылкой на п. 20 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 N 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в котором указано, что иск о переводе на истца прав и обязанностей покупателя должен быть заявлен не позднее чем в течение трех месяцев после продажи доли третьему лицу (пункт 3 статьи 250 ГК РФ). Данный срок является пресекательным, поэтому исковые требования, заявленные с пропуском указанного срока, подлежат отклонению.

В ч. З ст. 250 ГК РФ не указано, каким именно сроком (пресекательным или сроком исковой давности) является указанный выше трехмесячный срок. Также даная статья не указывает, с какого момента начинается течение этого срока. Таким образом, соответствующие нормы права, регулирующие спорные отношения, отсутствуют. Отсутствие таких норм не позволяет судам при рассмотрении исковых заявлении о переводе прав и обязанностей покупателя на истца правильно применить другие нормы материального права. Чтобы выяснить эти неизвестные обстоятельства (о природе упоминаемого срока и моменте начала его исчисления), допустимо обратиться к ч. З ст. 11 ГПК РФ. Статьей установлено, что в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).

В п. 20 Постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» используется термин «пресекательный срок», без уточнения, что именно понимается под этим обозначением.

Представляется, что упомянутое Постановление Пленума ВАС РФ не разъясняет положения ч. З ст. 250 ГК РФ, а создает новую норму закона, поскольку вводит не предусмотренный Гражданским кодексом момент начала течения упоминаемого срока и устанавливает, что упоминаемый срок является пресекательным. Между тем согласно ст. 127 Конституции и ст. 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» в полномочия Пленума ВАС РФ не входит законотворческая деятельность.

С учетом положений ст.ст. 76, 105 Конституции РФ, ст. З ГК РФ, суды не вправе при рассмотрении исковых заявлений применять законодательные нормы, установленные не органом законодательной власти РФ, а Пленумом ВАС РФ.

Суды должны, на основании ч. З ст. 11 ГПК РФ и ст. 6 ГК РФ, применить аналогию закона. Нормы, регулирующие абсолютно такие же отношения, связанные с правом преимущественной покупки, содержатся в абзаце 4 п. 4 ст. 21 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Необходимо отметить, что употребленный Пленумом ВАС РФ термин «пресекательный срок» не имеет определения в законодательстве и используется в теории права, в соответствии с которой пресекательный срок — это срок осуществления ненарушенного субъективного права, срок существования самого субъективного гражданского права. Понятие пресекательного срока используется в теории для определения отличий некоторых сроков от «срока исковой давности». При этом значение термина «срок исковой давности» определено не только в теории, но и в ст. 195 ГК РФ, согласно которой исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

В абзаце 2 п. 2 Определения Конституционного Суда РФ «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Шайдуллиной Халиды Жафяровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 3 статьи 250 Гражданского кодекса Российской Федерации» (приложение к жалобе) указано, что по своему содержанию оспариваемое положение Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает специальный срок, в течение которого участник общей собственности, права которого нарушены, вправе требовать их защиты.

Очевидно, что Конституционный Суд РФ определил указанный в ч. З ст. 250 срок как специальный срок исковой давности.

Ст. 250 ГК РФ содержит указание на пресекательные сроки, но только не в ч. З, а в ч. 2 статьи: если остальные участники долевой собственности . не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца. со дня извещения, продавец вправе продать свою долю любому лицу.

Это важно знать:  Ходатайство об увеличении исковых требований в арбитражный суд: образец

Таким образом, с учетом содержащихся в другом законе норм гражданского права, регулирующих точно такие же, как в рассматриваемом деле, спорные отношения, а также с учетом толкования положений ч. З ст. 250 ГК РФ Конституционным Судом РФ надлежит сделать вывод, что установленный в ч. З ст. 250 ГК РФ трехмесячный срок является сокращенным сроком исковой давности.

Согласно ст. 197, п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Исходя из сказанного, истец, чье право преимущественной покупки доли в праве долевой собственности нарушено, должен подать исковое заявление в защиту своего права в течение трех месяцев с момента, когда он узнал о нарушении права.

Такое же указание дано в пп. в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, возникших в практике судов при применении норм ГК, регулирующих отношения собственности на жилой дом»: «В случае нарушения права преимущественной покупки трехмесячный срок, установленный ст. 120 ГК, в течение которого другой участник общей долевой собственности имеет право требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя, исчисляется с того времени, когда он узнал или должен был узнать о нарушении его права (ст. 83 ГК РФ)».

Указанное Постановление Пленума ВС РФ применяется в части, не противоречащей части первой ГК РФ (абз. 2 п. З Постановления Пленума Верховного Суда РФ, Пленума ВАС «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Противоречий с частью первой ГК РФ в данном Постановлении Пленума ВС РФ нет, поскольку ст. 120 Гражданского кодекса РСФСР содержала точно такую же норму, что и ч. З ст. 250 ГК РФ.

При уяснении нормы ч. З ст. 250 ГК РФ следует учитывать положения ст. 1 ГПК РФ, п. 2 ст. 6 ГК РФ, а также п. 1 ст. 46 Конституции РФ. Отказ в иске по причине истечения трехмесячного срока с даты покупки, со ссылкой на разъяснения Пленума ВАС РФ, не соответствует смыслу гражданского законодательства и лишает истца возможности защитить в судебном порядке свои права.

Субъективное право лица, имеющего право преимущественной покупки, состоит в том, чтобы преимущественно перед третьими лицами купить продаваемую долю и купить ее именно по той цене, за которую доля продается.

И если о самом факте совершения сделки купли-продажи жилых помещений, находящихся в общей собственности, и о смене собственника этих помещений такое лицо может узнать, приложив определенные усилия, например, заказав в Управлении Федеральной регистрационной службы выписку о зарегистрированных правах на квартиру, то достоверные сведения о цене такой купли-продажи такое лицо не может получить ни из каких источников, кроме как от заинтересованных лиц — продавца и покупателя.

Исходя из сказанного, необходимо сделать вывод, что если заинтересованные лица (продавец и покупатель) откажутся в момент совершения сделки сообщить другому участнику общей собственности о цене купли-продажи доли в праве на общее имущество, этот участник общей долевой собственности вообще не сумеет требовать перевода на себя прав и обязанностей покупателя, поскольку не знает, по какой именно цене покупатель приобретает долю. Таким образом, если считать вывод суда в обжалуемом решении верным, следует признать, что заинтересованные лица имеют возможность просто не сообщать другому участнику общей собственности о цене купли-продажи в течение трех месяцев с момента такой сделки, вследствие чего другой участник общей собственности автоматически утратит право на судебную защиту своего права. Сказанное означает, что возможность судебной защиты прав одного лица поставлена в зависимость от воли тех самых лиц, чьими действиями нарушено право этого лица. Очевидно, что указанный вывод не соответствует смыслу гражданского законодательства и Конституции РФ, а значит, вывод суда не является верным.

К решению о том, что указанный в ч. З ст. 250 ГК РФ срок является специальным сроком исковой давности и исчисляется с момента, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении своего права, приходят арбитражные суды при рассмотрении аналогичных споров.

Подытоживая сказанное, можно сделать следующие выводы:

  • — с одной стороны, Конституция РФ, ГК РФ, аналогичная норма закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», толкование положений ч. З ст. 250 ГК РФ Конституционным Судом РФ, разъяснение соответствующей нормы Пленумом Верховного Суда РФ, практика арбитражных судов, общие начала гражданского права, а также принципы морали, логики и здравого смысла — все это, безусловно, свидетельствует о том, что установленный ч. З ст. 250 ГК РФ трехмесячный срок является специальным (сокращенным) сроком исковой давности, течение которого начинается с момента, когда лицо, чье право нарушено, узнало или должно было узнать о таком нарушении своего права;
  • — с другой стороны, суды на основании одной только ссылки на пункт 20 Постановления ВАС РФ делают вывод о том, что упоминаемый срок является пресекательным и начало его течения определяется моментом совершения сделки, совершенной с нарушением права преимущественной покупки истицы.

Представляется, что Конституционный Суд РФ своим определением поставил точку в спорах о природе указанного в ч. З ст. 250 ГК РФ срока и о моменте его начала — речь идет именно о сокращенном сроке исковой давности, который начинается с момента, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Пресекательные сроки

В юридической литературе пресекательные (преклюзивные) сроки характеризуются по-разному. Проф. Е.А. Суханов относит пресекательный срок к пределам субъективного гражданского права и дает ему следующее определение: предоставленное управомоченному лицу строго определенное время для реализации его права (юридического интереса) под угрозой прекращения этого права (утраты интереса). Такие правовые последствия, в виде досрочной утраты права, характеризуют пресекательный срок как санкцию за неосуществление права (юридической возможности) и в то же время как своеобразный стимул для управомоченного лица. От сроков существования данные сроки (пресекательные) отличаются тем, что по истечении первых субъективное право прекращается в любом случае, неизбежно.

Это важно знать:  Срок исковой давности по кредиту у коллекторов

В качестве примеров пресекательных сроков в литературе обычно приводятся следующие:

— шестимесячный срок для принятия наследства наследником (п. 1 ст. 1154 ГК РФ);

— 10-дневный или месячный срок для реализации преимущественного права покупки доли в общей собственности (п. 2 ст. 250 ГК РФ);

— шестимесячный срок для заявления о своих правах на потерянную вещь (п. 1 ст. 228, п. 1 ст. 231 ГК РФ);

— годичный срок для отчуждения имущества лицом, которому оно не может принадлежать в силу закона (п. 1 ст. 238 ГК РФ) и др.

Пресекательные сроки следует отличать от сроков исковой давности (особенно, сокращенных сроков исковой давности). Так, согласно п. 3 ст. 250 ГК РФ при продаже доли в общей собственности с нарушением преимущественного права покупки любой участник долевой собственности вправе в течение 3-х месяцев потребовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя. В данном случае речь идет о сокращенном сроке исковой давности, то есть сроке для обращения в суд за защитой нарушенного права.

В отличие от исковой давности, пресекательные сроки установлены для реализации субъективного гражданского прав в ненарушенном состоянии (см., например: п. 4 ст. 367 ГК РФ). Пресекательные сроки также отличаются от исковой давности следующими признаками:

— истечение пресекательного срока влечет прекращение субъективного гражданского права;

— при рассмотрении спора суд применяет пресекательный срок независимо от заявления сторон спора;

— предусмотренные законом пресекательные сроки, как правило, не подлежат приостановлению, перерыву или восстановлению. Хотя из этого правила могут быть исключения, например, 6-месячный срок для принятия наследства может быть восстановлен (п. 1 ст. 1155 ГК РФ).

Гарантийные сроки

По источнику установления гарантийные сроки разделяют на два вида:

— гарантийный срок, установленный продавцом, изготовителем или исполнителем (так называемая «договорная гарантия качества»);

— гарантийный срок, установленный законом («законная гарантия качества»).

Второй вид гарантийного срока, максимальная продолжительность которого составляет 2 года, применяется в тех случаях, когда отсутствует договорная гарантия качества, либо её продолжительность составляет менее 2-х лет. При этом покупатель (заказчик), который ссылается на законную гарантию качества товара, обязан доказать, что недостатки возникли до передачи ему товара.

Спецификой обладают сроки службы, которые устанавливаются в отношении товаров длительного пользования. По продолжительности они обычно превышают гарантийные сроки. В течение срока службы продавец (изготовитель) отвечает за безопасность товара и за отсутствие в товаре существенных недостатков, которые препятствуют использованию товара по назначению.

Существуют также сроки годности товара. Их продолжительность определяется либо периодом времени с момента изготовления товара, либо указанием на дату, до которой возможно использование товара в потребительских целях. Срок годности устанавливается в обязательном порядке в отношении лекарственных средств, продуктов питания, парфюмерной продукции и пр. В течение срока годности продавец (изготовитель) отвечает за недостатки товара. Истечение же срока годности влечет за собой обязанность продавца снять вышеуказанные товары с продажи. Продажа товара (продуктов питания, лекарственных средств и др.) в таких случаях влечет за собой гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность.

Пресекательный срок исковой давности

Пресекательные сроки (преклюзивные) — это сроки, с истечением которых как бы «прекращаются» субъективные гражданские права. Законом установленный срок предоставляет управомоченному лицу время для реализации принадлежащего ему права.

Как писал М.А. Гурвич, «пресекательный срок — это граница существования субъективного материального права» Гурвич М.А. Пресекательные сроки в советском гражданском праве. [Текст] — М.: Юрлитиздат. 1961. — С. 25..

В действующем законодательстве РФ нет нормы, содержащей название «пресекательные сроки». Предполагается наличие существенных признаков этого научного понятия через выражения «утрата права», «сроки принятия» и т.п. К разновидностям пресекательных сроков можно отнести: положения ст. 228 ГК РФ («Приобретение права собственности на находку»), ст. 231 («Приобретение права собственности на безнадзорных животных»); ст. 1154 («Срок принятия наследства»), допускающую, как исключение из общих правил, возможность восстановления срока — ст. 1155 ГК РФ).

Данный срок не может быть восстановлен арбитражным судом. Кредиторы, не предъявившие свои требования в указанный срок, вправе в дальнейшем предъявить их к должнику в ходе «внешнего управления и конкурсного производства».

Пресекательные сроки не подлежат восстановлению, если только в самом законе не предусмотрена такая возможность (выше было указано на положения ст. 1155 ГК РФ).

При рассмотрении конкретных споров, связанных с пропуском сроков, суды должны проанализировать правовую природу пресекательных сроков, обращая внимание на особенности последних в сравнении с претензионными, иными сроками.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 17 мая 2006 г. отменил названные судебные акты и прекратил производство по делу по тому мотиву, что претензия к железной дороге по поводу уплаты штрафа за просрочку доставки груза предъявлена истцом с пропуском установленного ст. 174 Устава железных дорог 45-дневного срока, который является пресекательным и не может быть восстановлен судом.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ предлагается отменить постановление кассационной инстанции и оставить в силе решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ст. 797 Гражданского кодекса РФ до предъявления к перевозчику иска, вытекающего по перевозкам грузов, обязательно предъявление ему претензии в порядке, предусмотренном соответствующим транспортным уставом или кодексом.

Однако в указанной статье не выделено, что установленные на предъявление претензий сроки являются пресекательными. Поэтому с вводом в действие части второй Гражданского кодекса РФ указанные сроки не могут признаваться пресекательными.

»

Следующая
ИскПорядок искового производства после отмены судебного приказа

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector