Взыскание акционером убытков с общества

Москва. 16 августа. ИНТЕРФАКС — Верховный суд (ВС) РФ принял к рассмотрению дело о корпоративном конфликте, в рамках которого миноритарный акционер пытается выступать от имени акционерной компании в конфликте с мажоритариями, связанными с бывшим генеральным директором. В центре спора стоит вопрос о том, имеет ли акционер право действовать от имени общества вообще и с учетом отсутствия у этого общества органов управления в частности. Цена вопроса — 1,5 млрд рублей.

ПРЕТЕНЗИИ НАЛОГОВИКОВ И СРОЧНЫЙ ВЫВОД АКТИВОВ

17 февраля 2006 года налоговая инспекция доначислила Системе» 51,9 млн рублей налогов, пеней и штрафов. А уже 20 февраля компания распродала свою недвижимость, среди которой были административные, производственные, складские и вспомогательные строения. За почти 75 тыс. кв. м недвижимости «Система» получила порядка 8 млн рублей, следует из судебных материалов. Между тем впоследствии судебная экспертиза установила, что рыночная стоимость этих объектов составляла 207,79 млн рублей — в 25 раза выше цены продажи.

Затем в результате ряда сделок активы перешли к родственникам бывшего гендиректора «Системы» Алексея Козлова. Это его мать, брат, а также компании, где они, а также супруга Козлова — Вера Кандаурова — были либо учредителями, либо законными представителями, установил позже, в сентябре 2009 года суд.

Так и не дождавшись погашения долга, налоговая инспекция в январе 2007 года обратилась в суд с требованием обанкротить «Систему». В июне Арбитражный суд Калининградской области признал компанию несостоятельной, открыл конкурсное производство и назначил управляющим Владимира Мухина.

Он добился признания недействительными ряда сделок купли-продажи недвижимого имущества «Системы», но фактически сделать это не успел -умер.

Параллельно было возбуждено и расследовалось уголовное дело Козлова. Следственно-оперативная группа под руководством следователя по особо важным делам УВД по Калининградской области Татьяны Романенко считала бывшего гендиректора «Системы» виновным в преднамеренном банкротстве и уклонении от уплаты налогов (статьи 196 и 199 Уголовного кодекса РФ).

Чем следствие закончилось — неизвестно. В госсистеме «Правосудие» найти приговор в отношении Козлова не удалось.

Зато есть информация о последовавшем затем уголовном преследовании следователя Романенко. В материалах одного из споров вокруг «Системы» говорится, что в 2012 году суд признал ее виновной в фальсификации доказательств по уголовному делу, но дело было прекращено из-за истечения срока давности — по нереабилитирующему обстоятельству.

ИЗ ПОДСУДИМОГО СЛЕДОВАТЕЛЯ В УПРАВЛЯЮЩИЕ

Как только Мухин умер (это случилось в июле 2015 года), Романенко пошла в арбитражные управляющие, причем целенаправленно на работу в дело о банкротстве «Системы». 17 августа 2015 года она стала членом ассоциации «Региональная саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих», а уже на следующий день эта СРО заявила ее в суде в качестве кандидата на пост конкурсного управляющего «Системы». Причем, судя по материалам дела, сделано это было без ведома кредиторов, крупнейшим из которых, по данным «Федресурса», были налоговые органы (52 млн рублей из 72 млн рублей).

4 сентября 2015 года, когда вопрос о назначении Романенко рассматривал Арбитражный суд Калининградской области, представители Федеральной налоговой службы (ФНС) возмущались, что кредиторов лишили права самим предложить кандидатуру управляющего, которое им дает закон о несостоятельности. Кроме того, по мнению сотрудников ФНС, назначение Романенко не могло состояться из-за ее проблем с законом и отсутствия опыта.

Но суд все эти аргументы отклонил. «Доводы о наличии судимости опровергаются справкой информационного центра МВД», — говорилось в судебном решении. Аргумент об отсутствии опыта суд также отказался принимать во внимание, сославшись на то, что «СРО представила сведения о соответствии Романенко Т.В. требованиям».

Что касается права кредиторов на самостоятельное выдвижение кандидатуры управляющего, то суд счел, что они опоздали. Определиться с выбором надо было в течение 10 дней с момента смерти Мухина, говорилось в судебном решении.

Впоследствии все эти выводы были признаны неверными на уровне ВС РФ. 24 августа 2016 года судебная коллегия по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ констатировала, что обсуждать вопрос о новом управляющем кредиторы могли только после прекращения полномочий Мухина. Лишь тогда можно было считать, что они доподлинно осведомлены о смерти конкурсного управляющего. Кроме того, ВС РФ усомнился в «беспристрастности и компетентности Романенко». Обстоятельства ее биографии «не могли не вызвать у суда первой инстанции обоснованные сомнения» при назначении в дело «Системы», решила СКЭС ВС РФ и отправила на новое рассмотрение спор о назначении конкурсного управляющего.

ДЕЛА О БАНКРОТСТВЕ БОЛЬШЕ НЕТ

Но обсуждать этот вопрос, несмотря на указание ВС РФ, оказалось поздно. К моменту возвращения материалов в Арбитражный суд Калининградской области вступило в силу его решение о прекращении дела о банкротстве «Системы», принятое 15 августа 2016 года, за неделю до заседания в ВС РФ

Прекращено он было из-за погашения задолженности «Системы» перед кредиторами. Сделало это имеющее одну акцию предприятия ООО «Арпеджио», где директором работала Кандаурова — уже упоминавшаяся выше супруга Козлова.

Прекращение дела о банкротстве означало, что управление «Системой» возвращается к ее акционерам, которые должны утвердить нового генерального директора и сформировать другие органы управления общества. Однако до последнего времени, насколько можно проследить по судебным документам и системам раскрытия информации, этого не произошло.

При этом среди акционеров, судя по материалам дела, есть две группировки. 61,11% акций контролируют связанные между собой (это установлено в рамках одного из разбирательств судом — ИФ) компании «Альянс», «Проминвест», «Перспектива», «Согласие» и уже упоминавшееся «Арпеджио». Им противостоит ООО «Инвестрезерв» (25,73% акций), которое считает, что Козлов нанес и продолжает наносить ущерб «Системе».

«Козлов А.П. продолжает удерживать и использовать в своих интересах имущество, истребованное в пользу истца и, соответственно, нарушать права общества «Система», — описывает «Инвестрезерв» положение вещей в своем обращении в ВС РФ, датированном февралем 2020 года.

Эта жалобы относится к иску, поданному в августе 2017 года. Тогда «Инвестрезерв» от имени «Системы» инициировал процесс о взыскании с бывшего гендиректора 1,57 млрд рублей убытков.

Однако его рассмотрение было приостановлено до формирования постоянно действующих органов управления «Системы», которому, как свидетельствуют материалы параллельного процесса, противодействовала группировка мажоритариев. Приостанавливая дело, Арбитражный суд Калининградской области и две вышестоящие инстанции решили, что у акционера нет права от имени общества обращаться в суд с иском о взыскании убытков с бывшего руководителя. По мнению судов, при отсутствии гендиректора у «Системы» нет лица, которое было бы наделено полномочиями представлять интересы компании, в том числе и в суде.

Но у ВС РФ может оказаться иное мнение. Судья Елена Золотова сочла достойными рассмотрения аргументы «Инвестрезерва» о том, что акционер является представителем общества в силу закона и, следовательно, вправе действовать от его имени на всех стадиях судебного процесса. Дело передано на рассмотрение СКЭС ВС РФ. Дата слушаний пока не назначена.

Это важно знать:  Порядок взыскания алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка

Содержание статьи

Отсутствие органов управления в обществе не повод приостанавливать иск акционера о взыскании убытков с бывшего директора

Суд приостановил производство по иску акционера о взыскании убытков с бывшего директора общества. Основанием стало то, что в этот момент у общества отсутствовали органы управления, которые могут представлять его интересы. Акционеру удалось убедить ВС РФ, что он является представителем общества в силу закона, поэтому отсутствие исполнительного органа — не основание для приостановления дела по его иску.

Реквизиты судебного акта

Бывший генеральный директор АО «Система» гражданин К.

Истец подал ходатайство о возобновлении производства по делу. Он ссылался на то, что формирование органов управления АО «Система» невозможно вследствие действий других акционеров общества, владеющих 61,11% всех голосующих акций. Причем эти акционеры являются аффилированными по отношению к ответчику. Они намеренно препятствуют созыву и проведению общего собрания акционеров по вопросу избрания органов управления обществом, в связи с чем спор длительное время не разрешается судом по существу. При этом бывший генеральный директор продолжает удерживать и использовать в своих интересах имущество, истребованное в пользу истца и, соответственно, нарушать права АО «Система» и истца.

Подавая иск о взыскании убытков с бывшего директора АО «Система», истец действовал от имени и в интересах АО «Система». Поскольку он как акционер является законным представителем АО «Система» и несет от имени АО «Система» соответствующие процессуальные права и обязанности (п. 3 ст. 53 ГК РФ, ст. 225.8 АПК РФ). Таким образом, основания для приостановления иска о взыскании убытков с бывшего директора, по мнению истца, отсутствуют.

Позиции судов

Суд первой инстанции все равно отказал в удовлетворении ходатайства ООО «Инвестрезерв» в возобновлении рассмотрения дела по иску о взыскании убытков с бывшего генерального директора АО «Система». Основание — отсутствие исполнительного органа, который так и не был сформирован. Суд отметил, что процессуальные права и обязанности от имени АО «Система» не может осуществлять исключительно один акционер, обратившийся с таким иском. Суд должен учитывать права и законные интересы как АО «Система» в целом, так и отдельных его акционеров, как присоединившихся к иску, так и не присоединившихся к нему (как минимум участвующих в процессе). В данном случае суды опирались еще и на то, что к поданному от имени АО «Система» иску присоединился другой его акционер — ООО «Арпеджио». В то же время другие акционеры общества и, в частности, ООО «ПромИнвест», к иску не присоединились, что может свидетельствовать о наличии у них позиции, отличной по позиции истца, и возможном корпоративном конфликте в АО «Система. Это позволяет сделать вывод о необходимости участия в данном процессе не только отдельных акционеров АО «Система» как его законных представителей, но и самого АО «Система» в лице надлежащим образом сформированных органов управления (их представителей), что в наиболее полной мере сможет обеспечить интересы как самого АО «Система», так и его акционеров.

Суды апелляционной и кассационной инстанции поддержали такой вывод.

Позиция ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила определения судов трех инстанций об отказе в возобновлении рассмотрения дела и направила дело снова в первую инстанцию в связи со следующим.

В кассационной жалобе истец настаивал, что производство по делу должно быть возобновлено, поскольку органы управления АО «Система» не могут быть сформированы. Однако такое обстоятельство не может служить препятствием для разрешения спора по существу, поскольку акционеры в силу закона являются представителями общества и, следовательно, вправе действовать от имени общества на всех стадиях процесса.

Коллегия ВС РФ согласилась с такими доводами. Суды трех инстанций не приняли во внимание, что, исходя из положений ч. 1 ст. 225.8 АПК РФ, участник акционерного общества, обращающийся с требованием к лицу, входившему в состав органов юридического лица, по косвенному иску, обладает процессуальными правами и несет процессуальные обязанности истца, включая право требовать исполнения судебного решения в пользу юридического лица.

В пункте 10 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» указано, что участник юридического лица, обратившийся с иском о возмещении директором (или иными лицами, указанными в п. 3 ст. 53 ГК РФ) убытков, действует в интересах юридического лица (п. 3 ст. 53 ГК РФ и ст. 225.8 АПК РФ). Аналогичная правовая позиция содержится в п. 32 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — постановление Пленума ВС РФ № 25).

Участник корпорации, обращающийся в установленном порядке от имени корпорации в суд с требованием о возмещении причиненных корпорации убытков (ст. 53.1 ГК РФ), а также об оспаривании заключенных корпорацией сделок, о применении последствий их недействительности и о применении последствий недействительности ничтожных сделок корпорации, в силу закона является ее представителем, в том числе на стадии исполнения судебного решения, а истцом по делу выступает корпорация (п. 2 ст. 53 ГК РФ, п. 1 ст. 65.2 ГК РФ).

Пункт 32 постановления Пленума ВС РФ № 25

Таким образом, участник акционерного общества, обращаясь в суд с иском в порядке ст. 53.1 ГК РФ о взыскании убытков с лица, входившего в состав органа управления, является представителем акционерного общества, в том числе на стадии исполнения судебного решения, и действует не только в своих интересах, но и в интересах этого акционерного общества. Поэтому ВС РФ отметил, что по общему правилу отсутствие легитимного исполнительного органа у такого акционерного общества не является препятствием ни для рассмотрения дела по спору о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, ни для последующего исполнения судебного акта.

Проблемы применения косвенного иска акционера к генеральному директору о взыскании убытков в пользу общества Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Санисалова Наталья Александровна, Ивашкина Елена Алексеевна, Катомина Виктория Александровна

В статье рассмотрены проблемы злоупотребления членов органов управления обществ, вопросы об основаниях и условиях ответственности руководителей за причинение компании убытков. Выделены проблемы определения терминологии иска, процессуального положения сторон в судебных заседаниях по делам о косвенных исках и многие другие.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Санисалова Наталья Александровна, Ивашкина Елена Алексеевна, Катомина Виктория Александровна

PROBLEMS OF INDIRECT ACTION SHAREHOLDERS TO THE DIRECTOR GENERAL ON THE RECOVERY OF DAMAGES IN FAVOR OF THE COMPANY

The article discussed the problems of abuse of members of the management bodies, the issues on the grounds and conditions of managerial responsibility for causing the company losses. Highlighted problems of defining terminology claim procedural position of the parties in court proceedings in cases of indirect claims and many others.

Это важно знать:  Взыскание долга без расписки судебная практика

Текст научной работы на тему «Проблемы применения косвенного иска акционера к генеральному директору о взыскании убытков в пользу общества»

ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ КОСВЕННОГО ИСКА АКЦИОНЕРА К ГЕНЕРАЛЬНОМУ ДИРЕКТОРУ О ВЗЫСКАНИИ УБЫТКОВ В ПОЛЬЗУ ОБЩЕСТВА

Н. А. Санисалова, Е. А. Ивашкина, В. А. Катомина

PROBLEMS OF INDIRECT ACTION SHAREHOLDERS TO THE DIRECTOR GENERAL ON THE RECOVERY OF DAMAGES IN FAVOR OF THE COMPANY

N. A. Sanisalova, E. A. Ivashkina, V. A. Katomina

Аннотация. В статье рассмотрены проблемы злоупотребления членов органов управления обществ, вопросы об основаниях и условиях ответственности руководителей за причинение компании убытков. Выделены проблемы определения терминологии иска, процессуального положения сторон в судебных заседаниях по делам о косвенных исках и многие другие.

Ключевые слова: злоупотребление правом, косвенный иск, аффилированные лица, акционеры.

Abstract. The article discussed the problems of abuse of members of the management bodies, the issues on the grounds and conditions of managerial responsibility for causing the company losses. Highlighted problems of defining terminology claim procedural position of the parties in court proceedings in cases of indirect claims and many others.

Key words: abuse law, an indirect action, affiliates, shareholders.

В течение многих лет практика функционирования хозяйственных обществ в России выявила несовершенство имеющегося регулирования их деятельности, а злоупотребления членов органов управления обществами не раз привлекали внимание исследователей и законодателей.

Очевидно, что в связи с активным развитием экономики и предпринимательской деятельности необходимо тщательно урегулировать рассматриваемые вопросы. Вновь является актуальным установление того, насколько действенны складывающиеся на практике средства защиты нарушенных прав участников корпоративных отношений, прав самого общества.

В случаях возникновения убытков у хозяйственного общества в результате недобросовестных, неразумных действий членов органов управления акционеры (участники) могут защитить права общества, применив такой способ, как косвенный иск — требование о возмещении убытков в пользу общества. АПК РФ прямо не запрещает предъявление данного иска при условии, что заинтересованное лицо доказывает нарушение своих прав и законных интересов.

Однако российский законодатель, предоставив акционеру право взыскивать убытки в пользу общества, не предусмотрел некоторые особенности правовых механизмов фактической реализации данного права. В связи с этим в отечественной правовой науке существует ряд дискуссионных, нерешенных вопросов, связанных с применением косвенных исков, что отрицательно ска-

зывается на экономическом развитии обществ, хозяйственной деятельности, стабильности их участия в гражданском обороте [1]. Вопрос об основаниях и условиях ответственности руководителей за причинение компании убытков приобретает все большую актуальность по мере накопления разнообразной судебно-арбитражной практики, а также выдвижения предложений по изменению действующего законодательства в части ответственности указанных лиц [2]. В частности, это касается вопросов определения терминологии иска, процессуального положения сторон в судебных заседаниях по делам о косвенных исках и многих других.

Косвенный иск является непростой правовой конструкцией, которая должна позволять на практике производить фактическое взыскание. При косвенном иске акционер обращается в суд с исковым заявлением о взыскании компенсации не в свою пользу, а в пользу общества, акционером которого он является. И в случае удачного для него исхода дел получает выгоду не прямую, а косвенную, которая заключается в повышении стоимости принадлежащих акционеру акций или в возникновении у общества возможности выплатить дивиденды по акциям [3].

Институт косвенных исков является для нашей страны достаточно молодым. Позаимствован данный институт у западного корпоративного законодательства (в первую очередь американского), где он успешно применяется как эффективное средство защиты прав акционера. Причина возникновения косвенных исков связана с «распылением» контрольного пакета акций среди акционеров, т.е. с исчезновением фигуры мажоритария. В такой ситуации управление обществом сосредотачивается в руках органов управления, которые не всегда действуют в интересах акционеров. Чтобы хоть как-то уравновесить ситуацию и был придуман институт косвенных исков. В данном случае он является своего рода «дамокловым мечом», нависшим над директором общества и призванным напомнить о наличии персональной имущественной ответственности за недобросовестные действия [4].

Совершенно иная, отличная от американской модели система корпоративного управления сформировалась в России, «пережившей» приватизацию. Огромные активы, созданные за счет «государственного финансового монстра», за «копейки» разошлись по рукам весьма ограниченного количества людей. У нас, как правило, контрольный пакет акций общества находится в руках одного лица или нескольких аффилированных лиц. В связи с этим взыскание убытков в пользу общества, а не в пользу акционера при наличии мажоритария, который не согласен с заявленными требованиями, не достигает той цели, которая достигается в странах с другим распределением акций.

Поскольку, как это указывалось выше, косвенный иск является институтом, позаимствованным у зарубежных правовых систем, попытки «привить» его на почве отечественного правового поля породили ряд серьезных проблем.

Проблема первая заключается в том, что законодатель четко не определил процессуальное положение акционерного общества при рассмотрении дел по данным искам.

Положение п. 3 ст. 53 ГК РФ, носящее общий универсальный характер [5], дополняется и развивается в ст. 71 Закона об АО, п. 1 которой говорит о том, что члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единолич-

ный исполнительный орган общества, временный единоличный исполнительный орган, члены коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), а равно управляющая организация или управляющий (руководители) при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно. В соответствии с п. 2 ст. 71 Закона об АО, эти лица «несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействиями), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами».

Согласно ст. 71 Закона об АО общество вправе, но не обязано обратиться в этом случае с требованием о взыскании убытков. При этом иск может быть подан как совместно с акционером (ст. 46 АПК РФ), так и самостоятельно.

В случае если общество не уволило директора, причинившего убытки, не обращается к нему с иском, не поддерживает требования акционера к данному директору, заявленные в пользу общества, совершенно очевидно, что мажоритарные акционеры, назначившие директора, избравшие правление и совет директоров, не согласны с требованиями и не хотят взыскания убытков с назначенного ими директора.

Как указывает В. И. Добровольский, даже в случае удовлетворения иска акционера генеральный директор перечислит денежные средства обществу и, оставаясь генеральным директором, продолжит свою деятельность. При этом перечисленные средства акционеру не достанутся, а общество всегда найдет способ возвратить генеральному директору полученную сумму (например, путем предоставления займа, выплаты дополнительного вознаграждения, премии и т.п.).

Кроме того, несмотря на то, что активы общества будут увеличены, это никак не отразится на доходах акционера, т. к. мажоритарные акционеры, назначившие директора, вправе не принимать решения о выплате дивидендов, а полученную обществом прибыль направить на другие цели [7].

Это важно знать:  Заявление об отмене судебного приказа о взыскании алиментов: образец

Таким образом, если общество не желает получать от своего директора средства в возмещение причиненных ему убытков, то иск акционера, заявленный в пользу общества, а не в свою пользу, вряд ли сможет каким-либо образом повлиять на права акционера и сказаться на деятельности общества и размере дивидендов, которые может получить акционер (рассматривается случай, когда акционер миноритарный).

В большинстве случаев убытки причиняются обществу именно генеральным директором, который, если он не уволен акционерами, представляет общество в суде по иску акционера о взыскании убытков в пользу общества. Очевидно, что генеральный директор (ответчик по делу) не поддержит требования о взыскании с него убытков, выступая при этом одновременно еще и

от имени общества. Если генеральный директор уволен и владелец контрольного пакета акций недоволен его деятельностью, ничто не препятствует обществу заявить требование о взыскании убытков, не дожидаясь, когда за него это сделает акционер.

Представляется, что по данной категории дел по иску акционера к директору и другим лицам, указанным в Законе, общество в обязательном порядке должно быть привлечено к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования (в случае если обществом не заявлен иск совместно с акционером или иски общества и акционера не объединены в одно производство).

Следует отметить, что арбитражные суды пошли именно по такому пути. Однако единства по данному вопросу в рядах судейского сообщества нет. Необходимость привлечения общества в качестве третьего лица вызвана тем, что именно общество может представить все необходимые доказательства, подтверждающие или опровергающие факт причиненных убытков, например бухгалтерскую отчетность, решения собраний акционеров, заключенные обществом договоры и всю другую документацию, которая хранится только у общества, но никак не у акционера. Более того, общество должно являться получателем взысканных средств (выгодоприобретателем).

Необходимо иметь в виду, что в случае, если убытки взыскиваются с генерального директора общества, который не уволен и продолжает исполнять обязанности, явка такого директора в качестве ответчика по делу фактически означает явку законного представителя общества.

Запрашивая от директора как от должностного лица и ответчика документы, связанные с возможными убытками общества, суд фактически в этом случае запрашивает документы от общества. В случае же, если генеральный директор уволен, то тем более невозможно получение необходимых доказательств без привлечения общества к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования.

Вторая проблема — это проблема реального исполнения судебного решения. Здесь возможны два варианта развития событий. В первой ситуации, когда компенсация за убытки взыскивается с ответчика обществом и акционером, проблем при исполнении взыскания денежных средств не возникает. В роли взыскателя выступает само общество.

Однако что делать в следующей ситуации? Суд принял решение о взыскании денежных средств. В качестве взыскателя, естественно, выступает само общество в лице того самого генерального директора, который является должником. Нетрудно догадаться, будет ли генеральный директор принимать какие-либо меры, направленные на исполнение решения суда.

Чтобы найти выход из данной ситуации, арбитражные суды стали указывать в исполнительных листах дополнительного взыскателя — акционера. С точки зрения закона, возможно, такая позиция может представляться спорной. Но по мнению некоторых специалистов в области корпоративного права, действия суда вполне оправданы, иначе все судебное разбирательство превратилось бы в профанацию в связи с невозможностью его исполнения.

Третья и очень животрепещущая проблема института косвенных исков заключается в том, что, к сожалению, законодатель до настоящего времени точно не определил критерии оценки виновности управленцев при привлече-

нии их к ответственности. Представляется очевидным и неоспоримым, что для привлечения руководителя к ответственности за причинение обществу убытков необходимо доказать совершение им определенного правонарушения, которое имеет, в свою очередь, состав — совокупность элементов, наличие или отсутствие которых подлежит установлению в судебном порядке. Общество должно доказать не только факт неисполнения либо ненадлежащего исполнения управленцем своих обязанностей, но и то, что в результате этого возникли убытки. Следует отметить, что на практике доказать наличие, размер убытков, особенно причинную связь убытков с действиями, крайне проблематично [8, с. 10].

Также отсутствует приблизительный перечень обстоятельств, которыми должен подтверждаться факт виновности указанных лиц в возникновении убытков у общества. Не будет преувеличением сказать, что последние несколько месяцев весь прогрессивный юридический мир с нетерпением ожидал принятия законопроекта, посвященного ответственности членов органов управления хозяйственных обществ (далее — Законопроект). В настоящий момент Законопроект принят в первом чтении и в скором времени будет рассмотрен во втором. По мнению Т. С. Бойко и А. А. Буркатовского, готовящиеся изменения являются одними из самых актуальных, а также проработанных с точки зрения анализа и учета зарубежных подходов к решению аналогичных проблем [9]. Судебная практика убедительно показала, что институт ответственности членов органов управления компаний перед обществом по иску его акционеров (участников) или самого общества в существующих российских реалиях совершенно не работает. Это связано с целым рядом факторов, и далеко не последний из них — слабость законодательного регулирования.

Понятие виновности предполагается раскрывать через понятия разумности и добросовестности, таким образом фактически приравнивая вину к противоправности [10]. Исходя из текста упомянутого законопроекта, можно сделать вывод о складывающейся тенденции к закреплению в законодательстве презумпции недобросовестности в действиях (бездействии) потенциально ответственного лица. Отсутствие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности руководителя общества, в соответствии с данным законопроектом, должно будет доказываться руководителями общества. Презюмирование противоправности совершаемых руководителем действий представляется негативным приемом, позволяющим привлечь руководителя к ответственности фактически за любую сделку, если она повлекла убытки.

1. Бурцева, Л. А. Гражданско-правовые проблемы применения косвенного иска как способа защиты хозяйственных обществ : автореф. дис. . канд. юрид. наук: 12.00.03 / Бурцева Л. А. — М., 2011. — 21 с.

3. Гончарова, Е. В. Косвенный иск как эффективный способ судебной защиты / Е. В. Гончарова // Экономическое правосудие на Дальнем Востоке России. —

2007. — № 1. — С. 21-24.

4. Защита прав акционера. «Косвенный иск» // Блог «Право & Финансы». -URL://http://www.harvlaw.ru/?p=420

7. Добровольский, В. И. Применение корпоративного права: практическое руководство для корпоративного юриста / В. И. Добровольский. — М. : Волтерс Клувер,

Санисалова Наталья Александровна кандидат юридических наук, доцент, кафедра частного и публичного права, Пензенский государственный университет E-mail: sannynat@yandex.ru

Ивашкина Елена Алексеевна студентка,

Пензенский государственный университет E-mail: lena818iv@mail.ru

Катомина Виктория Александровна кандидат юридических наук, доцент, кафедра государственно-правовых дисциплин,

Пензенский государственный университет E-mail: kvatv@mail.ru

Sanisalova Natal’ya Aleksandrovna candidate of juridical sciences, associate professor,

sub-department of private and public law, Penza State University

Ivashkina Elena Alekseevna

student, faculty of law,

Penza State University

Katomina Viktoriya Aleksandrovna candidate of juridical sciences, associate professor, sub-department of state law,

Penza State University

УДК 346.23 Санисалова, Н. А.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector